Творческий отчёт молодых шаманов от литературы

В уютном камерном Малом зале ЦДЛ свершилось по случаю внеочередное заседание Клуба писателей-метафизических реалистов.

Обычно на подобных громких мероприятиях представляли себя любопытствующим лишь признанные мэтры отечественной метафизики.

Но на этот раз Сергей Сибирцев, бессменный Председатель и дизель-генератор всех процессов, происходящих в рамках Клуба, представлял своих «молодых, да ранних» коллег по мистическому цеху.

Хедлайнером вечера выступила талантливая эссеистка суровой философской направленности Наталья Макеева.

По совместительству она ещё и автор нашумевшей книги «Сияющий бес», мать троих малых детей, член столичной староверческой общины и видный деятель Международного Евразийского движения. Именно про Наталью восторженно отзывался мэтр Юрий Мамлеев: «…её творчество представляет собой одно из самых глубинных и загадочных явлений в современной русской литературе».

Насчёт глубины и загадочности – это в самую точку. Иногда кажется, что рассказы Натальи – это ожесточённая борьба с бесовщиной методом «от противного», то бишь – «изнутри». А иногда – понимаешь, что это и не литература вовсе, а своеобразные метафизические камлания-в-слове. Этакие многоходово затейливые и стилистически выверенные «экзерсисы экзорсиста-экзистенционалиста».

В этот раз Наташа была не особенно многословна, а потому сразу перешла к суровым мистическим практикам, прочитав нараспев свой рассказ «Сверхчеловечиха (Саван расписной)».

В общем-то, инфернальный накал и противостоящий ему духовный задел узнавался влёт по одному лишь названию. Но было, видимо, решено застращать собравшийся эстетствующий народ до самого что ни на есть конца. И потому – под всхлипы, горестные вздохи и отчаянные поиски валокордина и нитроглицерина (коими встречали зловещую читку гости Клуба) – запредельный и пробирающий до стенок кишок текст был торжественно провозглашён от первой до последней строчки.

Передать леденящие хитросплетения мистического сюжета – не хватит ни сил, ни здоровья. Потому и ограничусь лишь приведением фрагментов концовки нетленного текста: «Случился разврат. Долго длился он, пугая живых и мёртвых тварей, во множестве бродивших вокруг… Они позвали ещё мальчиков, потом – девочек и жуть всякую»… Дальше цитировать не могу, потому как моральные силы меня оставляют…

Обсуждение было не из лёгких. Выступающие вяло шарахались от просьб ведущего выдать комментарии, начиная угрюмо вещать что-то о сугубо своём. Однако есть смысл кратко обозначить самых интересных ораторов.

Юрий Рябинин, один из самых именитых собирателей российского кладбищенского фольклора. Пока что изучает «гостевой». Но в перспективных, далеко идущих планах – «погружение в первоисточник», то есть пристальное рассмотрение преданий и притч исконных обитателей некрополей.

Алексей Шорохов – выступил в качестве классического «луча света в жутком царстве». И внёс здоровую воцерковлённую гармонию древнего православного учения. В пример остальным ораторам, что его патетическая речь, что размеренно-талантливые стихи отличались особой светлой эстетикой (лучившейся умиротворяющей многомудростью и выверенной каноничностью).

Вилли Мельников – полиглот, занесённый во всевозможные «Книги рекордов» и заявленный для выступления как «человек очень непростой судьбы». Был в своё время глубоко контужен, еле выжил. А в наше время – ведёт курсы по одновременному изучению, усвоению и переработке десятка-другого иностранных языков. А также создаёт витиеватые фонетические шедевры – на стыке разных культур, языков, времён, племён, народов и инопланетных рас.

Максимилиан свет Потёмкин – неподражаемый поэт и дипломированный клоун. Цепко «держал зал» в волнительном томлении до последней секунды своего буффонадного конферанц-выступления. Человек – Выходной, человек – Праздник… глобального непослушания замшелой окружающей действительности.

Литературным десертом особого изыска выступили для литгурманов три юных «метафизички», очаровательные нимфомузы – много чего обещающие в творческом плане Ксения Нагайцева, Элина Плискун и Мирослава Тарханова.

Представление талантливых экспрессивных поэтесс – являлось отчётно-показательным: за годы плодотворной работы Клуба метафизиков как-то незаметно накопился довольно многочисленный выводок литературного молодняка!

Бездна позитивной энергетики декаданса, своеобразная поэтика душераздирающей мистики с заглавной эротической компонентой!

И чуть более полсотни лет суммарного формального возраста физического тела на всех троих…

Элина являет собой завидно удачный пример поэтессы-песенницы. Причём, по простоте душевной, поставляет горы пронзительных текстов для рок-групп экстремального направления (играющих в экзотических стилях, типа «блэк-паган-тругот-панк-металл»).

А Ксения – будущая звезда задушевных поэтических слэмов. Потому и превратила своё эпатажное выступление в судорожный драйв-моноспектакль, с хищнически-насильственным захватом внимания зрителей. Для жирной логической точки не хватало лишь только публичного харакири!

Думаю, её ждёт большое творческое и политическое будущее. Со времён самой Фурцевой нам не хватало подобного Министра культуры!

… Очередные литературные камлания закончились, как всегда, на печальной ноте: «словесность при смерти, художественный стиль почил в бозе – одни лишь мы, метафизики, остались!».

А посему, чтобы не дать многовековой отечественной литературной традиции издохнуть в корчах и муках, решено было и дальше бережно лелеять и чутко взращивать молодые мистические таланты…