В Балкарии и Карачае одним из наиболее уважаемых занятий с древних времен считалась обработка металла - кузнечное, оружейное, ювелирное и медно-чеканное ремесла. Кузнечное дело, играя на протяжении многих веков большую роль в жизни карачаево-балкарцев, восходило в народном представлении к явлениям высокого, сверхъестественного порядка. Мастер, человек, способный делать добротные и красивые вещи, у нашего народа всегда пользовался большим почетом. О наиболее искусных из них долго помнили в народе, а имена некоторых вошли даже в предания и легенды.

Учение и труд

Молодого мастера из селения Учкекен, ювелира Мурата Салпагарова наверняка уже можно причислить к тем, кто обладает тонким талантом ваятеля, его изделия сегодня пользуются большой популярностью. Возглавляемое Муратом ювелирного ателье «SAL-PAGAR» участвовало в первом фестивале мастеров искусств СКФО, состоявшемся в апреле 2012 г. в Государственном Кремлевском дворце, а также в конкурсе «Золотой глобус» в Международном выставочном центре «Крокус Экспо». Сам мастер награжден Почетной грамотой Президиума народного Собрания КЧР.

Дедушка Мурата был знатным плотником и делал удивительные вещи из дерева. Мама Асият очень красиво рисует, и отучился герой нашего рассказа по ее настоянию. Увлечения человека, большей частью приходят из детства. Так и Мурат в детстве много рисовал и очень интересовался камешками: «Только меня тогда удивляло то, что камень сидит в оправе и мне не терпелось вытащить его оттуда, - говорит он улыбаясь. – Мне не давал покоя вопрос: почему этот камень там «находится». Пятилетняя учеба в художественной школе тоже мне весьма помогла. Но ювелиром я стал чисто случайно - одна мамина знакомая посоветовала нам поступить на дизайнера, и это стало делом всей жизни».

В 2006 году Мурат окончил Ставропольское краевое училище дизайна по направлению «Дизайнер ювелирного украшения». Все началось с дипломной работы, над которой корпел более четырех месяцев, для ювелирного украшения это достаточно большой срок: в колье 1500 камней, посадка которых заняла целый месяц. «В начале учебы у меня было большое желание бросить эту профессию, у меня вообще ничего не получалось. Понятно, что все достигается упорством и трудом. У меня не было ни дня отдыха, работал постоянно. Во время каникул расстраивался, что нет доступа в мастерскую, но это время тратил на дизайн эскизов, рисовал их десятками, делал гравировки, оттачивал заготовки из меди», - делится своими переживаниями мой собеседник. «Разочарования настигали меня из-за того, что когда я делал украшение, у меня ничего не получилось. Воплотить задуманное, как вы понимаете, очень важно, а когда не получается, это выводит из себя и уже ничего не хочется делать. Но я успокаивался и заново возвращался к работе, не переставал пробовать самыми разными методами и способами. За один месяц зимних каникул я, вместо положенных 10, рисовал 30 эскизов, и все они были в цвете, остальным ребятам только карандашные наброски удавались».

Наброски – эскизы - ювелирные изделия

«Нас научили рисовать тончайшие детали украшений карандашом, акварелью, гуашью, - с этими словами Мурат достает десятки рисунков будущих роскошных украшений. - Рисовал я постоянно, тренировался много. Почти все нарисованное уже воссоздано в драгоценных металлах и камнях. Если из эскизов ничего не выберут, я могу предложить что-то другое, желание клиентов всегда можно перевести на бумагу, а потом уже воплотить в ощутимую реальность».

За эксклюзивность изделия мастер отдельную плату не берет, но дает слово, что повторов не будет, да и гарантийный ремонт обещает обеспечить пожизненный. Оплата изделий, по признанию мастера, достаточно высокая, потому что все делается вручную. Материал привозят из разных концов света: бриллианты из Якутии, жемчуг и перламутр из Китая, опал из Австралии, используемые топаз, аметист, рубин, сапфир, изумруд - местные, закупаются на выставках в Ставропольском крае. Мастер очень серьезно работает с перламутром, инкрустируя им многие вещи. По сути это жемчужная раковина. Надо сказать, что этот капризный и хрупкий материал уже никто не использует.

Главное в украшениях - они должны приносить радость

Художественность вещи, её эстетическая завершенность определяются, в первую очередь, благородством форм и декора, пропорциональностью, максимальным использованием красоты природного материала. Украшение не может жить отдельной жизнью от хозяйки, оно должно ей служить как верный слуга и друг - выявлять красоту, вкус, ум, ее прекрасные особенности, неповторимость, значимость, все то, что делает ее уверенной, удачливой, счастливой! Известно, что женщины во все времена и любой национальности очень любят ювелирные украшения.

Но мне иногда кажется, что для представительниц прекрасного пола нашей национальности размеры ювелирных изделий играют ключевую роль. Некоторые девушки обвешиваются украшениями, как ювелирные лавки и считают это верхом успеха и благополучия. При этом им явно не хватает чувства вкуса и меры.

По началу изделия Мурата понимали не многие. Теперь его вещи оценили по достоинству, и они стали модными. Сегодня Мурату катастрофически не хватает времени: «Моя главная проблема – это время, точнее его нехватка. Мы ничего не успеваем сделать в срок. Людей приходит очень много, обращаются со всей республики. Наши клиенты из Карачаевка, Черкесска, Кисловодска… И все хотят эксклюзива. Мастеров нет, кого-то учить - дело очень тяжелое и долгое. И даже если человек проявляет завидное упорство, но у него нет призвания и таланта, ничего не получается. Это должно быть заложено на генном уровне», - уверен мастер.

Коллекции как порыв души.

«Когда я был студентом, часто покупал журналы мод. Вы, может, удивитесь, но я разглядывал не столько ювелирные изделия, сколько коллекции известных кутюрье: платье и украшения должны быть гармоничны на женщине, дополнять друг друга и переигрываться друг с другом. Так, у меня родилась коллекция «Астрал», в которой не было особой философской идеи – это просто геометрические формы, украшения повседневной обыденности».

В 2008 году случился взрыв творческих идей. А получилось это случайно. Мурат временно не работал и, сидя дома, смотрел фильм «Властелин колец»: «Раньше совсем мною не воспринимаемый фильм, заинтересовал так, что в результате полученных впечатлений родилась очередная коллекция – «Эльфы». Она очень большая и очень сложная. В начале, по старой привычке, я начинаю делать эскизы – сложные узоры и переплетения позднее превращаются в серьезный рисунок, из которого зарождается коллекция из золота. Здесь нет черного цвета и используемый камень нежный, и он не занимает центрального места, как во многих других изделиях. Этот стиль многие сравнивают со средневековыми изделиями. У них в фильме были только диадемы. Больше никаких украшений я не видел, так что инсинуации вроде того, что я их сдул у них, безосновательны. Меня больше вдохновили парапеты балконов».

Рифление, изобретенное мастером, никто больше не использует, честно говоря, я таких изделий никогда и не видела, и тем более не прикасалась. Магическое действие драгоценностей, даже меня, человека далекого от этого, задело до глубины души.

Сейчас в самом разгаре работа над коллекцией «Аланы», которая также пользуется большим успехом. Мастер на массивных изделиях разными способами выводит, наносит фамильные знаки заказчика. Этим, как правило, больше интересуются мужчины. А еще в работе коллекции «Фантазия» и «Дельфины». И таким образом в год разрабатывается и выпускается, как минимум, одна коллекция, включающая в себя 30–35 изделий.

Любой ювелир, пропускающий свои изделия через госпробу, доказывает, таким образом, качественность своих изделий. Естественно у Мурата есть своя печать из ростовской пробирной палаты. Труд в мастерской механизирован минимально. Хотя в этом году ювелирное ателье «SAL-PAGAR» объединилось с цехом в Кисловодске, который тиражирует уже готовые изделия.

По словам художника Людмилы Болатовой, в целом традиционное декоративное искусство карачаево-балкарцев составляло важную часть национальной культуры, являлось той почвой, на которой формировались и развивались народные эстетические идеалы. Изобразительное искусство было целиком орнаментально. Но в этой своей орнаментальной стихии достигли очень больших успехов, создав удивительно своеобразный, чрезвычайно точно отражающий национальный характер орнамента.